«КП в Питере» 15 сентября 2001г

Сергей ЗАХАРОВ: «СОВЕСТЬ – мой контролер»

Свою первую песню он исполнил в пять лет. Это была ария Мистера Икс

Вот уже почти три десятка лет он чарует тысячи и тысячи зрителей своим великолепным баритоном в разных городах и весях. Его профессионализм ничуть не меньше обаяния и таланта. Слава пришла к нему, когда он был солистом Ленинградского мюзик-холла. Сегодня Сергей Захаров – народный артист России, кавалер ордена Почета. На его концерты собираются полные залы благодарных слушателей.

— Сергей Георгиевич, вы помните, как начался ваш творческий путь?

— С легкой руки Леонида Осиповича Утесова, который пригласил меня из московского ресторана «Арбат» в свой оркестр. Это была великолепная школа профессионализма, когда я параллельно учился в музыкальном училище имени Гнесиных. Несколько месяцев постоянной концертной деятельности. Однако я понял, что выпадаю из процесса обучения. И что-то надо в жизни менять…

- Так вы оказались в Ленинградском мюзик-холле…

— Случай был почти фантастический. Во время одной из гастрольных пауз я находился в Москве, когда в концертном зале «Россия» выступал мюзик-холл. Я пошел на это феерическое зрелище. В антракте набрался храбрости и отправился за кулисы к Илье Яковлевичу Рахлину. Рассказал ему о себе. Он спросил: «А сможешь показаться после концерта?» «Смогу», — ответил я. И вот все руководство коллектива во главе с Рахлиным усаживается в зале. И я под рояль выдаю свой репертуар. «Ну что, берем?» — спросил своих коллег Рахлин. «Да», — сказали все хором. Мюзик-холлу я отдал дюжину лет жизни.

— Почему вы покинули мюзик-холл?

— В силу естественных творческих причин, когда интерес к нему перестал расти, а я почувствовал, что сам могу зарабатывать на жизнь. И вот уже шестнадцать лет успешно с этой задачей справляюсь. А вообще-то, хотите – удивлю. Иногда думаю, что для меня более успешной была бы карьера футболиста. В семнадцать лет я играл за дубль футбольной команды «Судостроитель».

— Вы были нападающим?

— Нет, вратарем. Увы, получил две тяжелые травмы, поэтому пришлось повесить бутсы на гвоздь.

Как вы относитесь к своим поклонникам?

— Артисту важно знать, кто из них истинный. Потому что экзальтированное отношение носит явно болезненный характер. Но мне по душе истинные поклонники, которые правильно и с пониманием реагируют на успехи и неудачи. Многих из них я вижу на концертах в зале четверть века. И дорожу их мнением.

Может быть, они так верны вам, потому что ваше творчество неизменно…

— Меня часто спрашивают: «Почему вы не меняетесь с годами? Почему вы не делаете реверансы в сторону молодежи?» Я отвечаю: «Потому что я люблю свою публику, которая воспитывалась и воспитывается на моих песнях и романсах». По реакции тех, кто со мною рядом в зале многие годы, я понимаю, что делаю правильно, а что – нет.

То есть вы себя кумиром не ощущаете?

— Это – первый шаг к закату творческой карьеры.

Ваша карьера могла прекратиться и вовсе по другой причине. Ведь против вас было в свое время возбуждено уголовное дело…

— То была странная и драматическая история. Я воспринимал ее как испытание, как мужское приключение. Это было, конечно, по жизни небольшой шаг назад. Но я все равно был уверен, что смогу подняться и вернуться на круги своя. Я не знаю, откуда у меня была такая вера в себя. Ведь не забывайте, что меня осудили в советское время. А тогда человек с судимостью не имел практически никаких шансов вернуться на тот социальный уровень, какой у него был до тюрьмы.

Кто же помог вам?

— С точки зрения моральной поддержки – моя любимая жена Алла. А фактически меня как солиста вернули на эстраду по личному распоряжению Льва Николаевича Зайкова в бытность его первым секретарем Ленинградского обкома КПСС. Он оказался принципиальным человеком и исправил несправедливость, допущенную его предшественником – Григорием Васильевичем Романовым, с чьего молчаливого согласия и была разыграна вся эта история с моим уголовным делом…

Как-то вы сказали, что мечтаете о том, чтобы тихо сидеть у камина, чтобы у вас были тапочки, рядом был кот, и чтобы вы читали книжку…

— Да, было такое. Тапочки у меня есть. Камин в собственном доме, что стоит в лесу, тоже есть. Есть кот, даже два. Но вот чего нет, так это времени тихо посидеть с книжкой в руках. Мой удел – работать, пока есть что сказать людям с помощью моих песен. Пока, к счастью, мне есть сто сказать с концертных подмостков. Свое гнездо я создал, свой дом построил, деревья, какие необходимо, посадил. Детей родил. Ими очень доволен. Сейчас у меня есть внучка и внук.

— Вы – строгий дедушка?

— Я бы сказал, что я – забавный дедушка, потому что мои внуки обходятся со мной по-свойски. Может быть, потому что я их никак не воспитываю, позволяю делать все, что им заблагорассудится.

Чем занимается певец Сергей Захаров, когда не поет?

— Рыбалка – это моя болезнь. Люблю ловить на крючок ранним летним утром. Еще собираю компакт-диски с записями лучших вокалистов. И слушая их, понимаю, что в мировой музыкальной культуре занимаю ничтожно малое место…

Помните, в советские времена был такой лозунг: «Совесть – ваш контролер»? Абсолютно правильная и здравая мысль. Ведь очень часто люди задают себе вопрос, а правильно ли они живут? Если вы просыпаетесь утром и ваша совесть спокойна, значит, вы идете по жизни правильным путем. Если вы чувствуете, что что-то гложет вас в душе, значит, в жизни вы сделали что-то не так, что-то упустили, кого-то обидели. И тогда надо сесть и спокойно разобраться в себе.

 

Сергей ИЛЬЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *