«Пятая Авеню» апрель 2006

Сергей Захаров — муж, который боится жены

Трудно поверить, что красавец-певец с роскошным голосом, кумир 80-х и спустя годы не потерявший привлекательности, главное место в своей жизни отводит семье. Сергей Захаров — один из немногих артистов, давно и счастливо живущих в браке. Причем с одной и той же женой, что совершенно не свойственно для нашего шоу-бизнеса.

Как вы познакомились с женой?

— О, это очень давняя история! Алла — моя первая любовь, я ухаживал за ней с 14 лет. Все заглядывался, заглядывался на нее, а потом — женился. Мне было семнадцать. В Казахстане, где мы тогда жили, можно было выходить замуж с 16-ти, Алле как раз столько и исполнилось, поэтому у нас все и получилось.

За что она вас полюбила? За красоту, за голос?

— Нет, просто рядом со мной она чувствовала себя защищенной.

А вы? Что она значит для вас?

— Она мой друг и любимая. Она обладает всеми теми качествами, которых мне не хватает. Мне легко с ней в общении, она всегда появляется вовремя и в нужном месте, дополняя мою жизнь какими-то незаметными, но очень важными и нужными штрихами.

Она не ревнует вас к поклонницам?

— Я не вижу причин для ревности. Мы относимся к моим поклонницам как к неизбежному следствию. Это одна из составных частей профессии, и это никак не может отразиться на наших отношениях. Она не может ревновать меня к поклонницам — это вещи несоизмеримые.

Вы помогаете жене по домашнему хозяйству?

— Я хозяин дома и руковожу процессом. Мы с Аллой и собакой Ваней живем на опушке леса в большом красивом доме недалеко от Петербурга. У нас чудный сад, прекрасные благоухающие цветы. Конечно, самому со всем этим справиться невозможно, поэтому у Аллы есть помощница, садовник, а у меня — управляющий делами. Кухней занимается Алла сама, но мы не гурманы. Не считаем, что всю жизнь надо простоять у плиты. Меня радует мой дом и то, как я все обустроил. В то время, когда везде сплошные разброд и шатания, все время приходится прятаться от нестабильности в какой-то раковине, как улитка. Я создал себе и своей семье некую страну «Захарию», и все время, свободное от гастролей, занятий и записей, я провожу там. Живем своим домом — домостроем.

Домострой у вас — в прямом смысле: «Жена да убоится мужа своего…»?

— Нет, это муж боится жены! Но вся семья делает вид, что он глава семьи. И я сам в это верю, и все в этом уверены, и жена часто подчеркивает, что за мной последнее слово. Но то, что это «последнее слово» подготовлено женой, она скрывает, хотя я прекрасно понимаю, чье это решение. Но, как и положено главе, выдаю его за свое. Помните, как в той рекламе: «Я сказал — к маме, значит, к маме!»

А дочка живет с вами?

— Нет, у них с мужем своя квартира. Дочь занимается экономикой и организацией театрального дела — это ее специальность. Внучка Станислава уже учится в школе.

— Поет?

— Поет. Хорошо или нет, пока трудно сказать, но, во всяком случае, громко. И очень неритмично. На рояле играет замечательно, а начинает петь — очень торопится. Я думаю, что это со временем пройдет.

Вы занимаетесь внучкой?

— Воспитывать словами невозможно, воспитывает, прежде всего, пример. Но если слова не расходятся со зрительным восприятием ребенка, воспитание будет правильным. Как и в любом деле — не нужно говорить «черное», если это белое. Растет Стася благополучно, никто не твердит, какая она талантливая, какая исключительная, какая замечательная. Обычный ребенок, как все.

Что, на ваш взгляд, главное в семейных отношениях, как сохранить прочную, крепкую семью?

— Мы с женой очень многое прощаем, друг другу — в этом, наверное, и есть основа семейных отношений. Речь идет не о каких-то там проступках, которые ставят под угрозу жизнь семьи, а о бытовых мелочах, из которых, в общем-то, и складывается семейная жизнь. Что-то упустил, что-то не успел сделать, а что-то сделал не так. Мы очень мало обращаем на них внимание. Ведь во многих семьях именно бытовые мелочи являются причиной разрыва, именно они, накапливаясь, вызывают раздражение и недовольство. Пылкость чувств с годами уходит. На определенном этапе она должна трансформироваться в крепкую дружбу. Это естественный процесс. Мы с женой дружим по-настоящему, и это главное в наших отношениях. Мы друг без друга жить не можем.

Кроме таланта и упорства, что еще помогает вам в том, что вы все время продвигаетесь вперед?

— Вера в то, что я не зря пришел в этот мир. Для чего-то это было нужно. Может быть, то, чем я занимаюсь, это и есть мое предназначение. И тогда я должен делать это максимально хорошо, чтобы оправдать свое появление на земле.

Вы верите в Бога?

— Я не верю в дедушку, сидящего на облаках, но в идею абсолютной истины я верю. Она есть, существует и диктует свои законы на каждом этапе развития человечества.

— А в судьбу?

— Безусловно. И характер наш, и судьба формируются по воле звезд. Никуда от этого не денешься: приливы и отливы, стояния и противостояния. Я также уверен в том, что мы запрограммированы в своем развитии: от клетки и до старости все заложено в судьбе. Не в конкретных ее проявлениях — в этом году ты сделаешь то-то, а в следующем то-то, — нет. Мы приходим на эту землю на короткий промежуток времени совершенствоваться для дальнейших своих жизней. Душа не умирает, она бессмертна. Во что она превращается, куда уходит — то ли сгорает, стирается в аду, если она не прошла испытаний, то ли отправляется обратно на землю для дальнейшего совершенствования — этого мы не знаем. Мы можем только догадываться. Но в том, что душа бессмертна, я уверен.

Сергей, кто ваши друзья?

— Не артисты! С ними очень скучно, все время нужно говорить об одном и том же — это неинтересно. У меня друзья, в работе которых я не понимаю, а они ничего не понимают в моей. Поэтому всегда есть темы для разговора: обо всем понемножку. Встречаемся мы в основном у меня за городом, на рыбалке, или в баньку сходим, или за грибами…

— Вы азартный рыбак?

— Я люблю рыбачить, люблю это состояние — не столько самой рыбалки, сколько водной стихии.

Где же вы наслаждаетесь?

— Дело в том, что наше общество рыбу давно и благополучно истребило, поэтому мне приходится ездить на рыбалку в Финляндию. Самое интересное, что рыбы ты там ловишь, сколько хочешь, но оставляешь себе ровно столько, сколько тебе нужно, потому что за нее там нужно платить, причем выше, чем по рыночной стоимости. Выдают специальные крючки: можно поймать рыбу и отпустить ее обратно в озеро, не причинив никакого вреда. А сам ты просто получаешь удовольствие от самого процесса рыбалки. По гороскопу я Телец — земной знак, и я просто не знаю, почему меня так тянет к воде. Даже в доме стоят гигантские аквариумы…

— А золотой рыбки там нет?

— Золотые рыбки у меня на улице живут, в пруду во дворе.

— Желания не исполняют?

— К сожалению, любое желание, кроме себя самого, никто больше не исполнит… Такое сейчас время.

Сергей, у вас есть ученики?

— К сожалению, нет и, наверное, никогда не будет. Терпения не хватает. Я бешусь от человеческой тупости, не переношу, когда люди не понимают очевидных вещей, поэтому педагогом быть никогда не смогу. Кроме того, ученик должен быть не «голосодуем», как мы его называем, а, прежде всего личностью. А личностей у нас, особенно среди молодых, крайне мало.

Вы общительный человек?

— Нет, наоборот, я большой мизантроп и одиночка. Я никогда этого не скрывал, все об этом знают и, как правило, никуда «в тусовки» меня не зовут.

— Это вы-то мизантроп?! Чем же вам так люди не нравятся?

— С ними разговаривать надо. Для меня это всегда очень тяжело. Мне легче петь, легче высказывать свое мнение именно в пении, когда зал в общем единении подтверждает, что моя точка зрения принята ими. Мне это доставляет огромное наслаждение и удовольствие. Это не слова — это действие. Слова лукавы…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *