«ГРАНИ» 04-11-2010

Сергея Захарова утопили в овациях

30 октября зрители стоя рукоплескали народному артисту России Сергею Захарову, концерт которого состоялся во Дворце культуры благодаря усилиям концертного агентства DeArt.

Певец еще не вышел на сцену, а дама с красными герберами уже поджидала его. Сказать честно, в Даугавпилсе мне такого видеть не доводилось. Только после того, как букет был вручен, Захаров взял первые ноты прекрасной песни «Волны бегут за славянской судьбой…» И сразу шок – неужели этому статному, пусть и слегка располневшему, человеку 60 лет? Голос, наполненный силой, звучал чисто, уверенно. Захаров не подносит микрофон вплотную ко рту в отличие от многих российских «звезд», из последних сил старающихся петь без фонограммы, а держит его на почтительном расстоянии, как бы говоря: в случае чего могу и без тебя обойтись.

«Уедем нецелованными…»

Первые слова, обращенные Захаровым к зрителям: «Приятно видеть вас в таком большом количестве и, судя по первым аплодисментам, в прекрасном качестве тоже». И далее звучит танго из репертуара Петра Лещенко: «Осень, прозрачное утро. Небо как будто в тумане…» Зал замер, слушает чудесную музыку, душевную чистую песню. За «осеннее утро» осенним даугавпилсским вечером певец получает белые розы. Предваряя последующий рассказ о концерте, замечу, что каждая песня в исполнении Захарова венчалась в Даугавпилсе цветами, и в результате явилась целая многоцветная гирлянда из хризантем, гвоздик, лилий…

Концертная программа, по словам самого певца, была составлена из песен нескольких программ последних лет. Романсы «Мои виски уже в снегу, но сердце снег еще не тронул…», «Зачем я с вами в этот вечер, зачем кружится голова…» в исполнении С. Захарова воспринимались слушателем законченными драматическими миниатюрами. Певец будто воздвигал «памятник нерукотворный» русской песне, которая, несмотря ни на какие преграды, прорывается к нашей душе. А «Яблони в снегу» так просто утонули в овациях. Подумалось, как жаль, что в зале мало молодых людей. Вот им бы, растущим на фонограммах, не мешало послушать, как пели в пору молодости их мам и пап, как может звучать живой голос.

Концертмейстера Александра Кагана, аккомпанирующего певцу, Захаров представил как лучшего пианиста Санкт-Петербурга, лауреата многих международных конкурсов, заслуженного артиста России. И Каган доказал это замечательной импровизацией на тему популярных песенных мелодий второй половины XX века, что так же вызвало восхищение и тихую радость в сердце. А еще некую гордость, что мы росли на таком прекрасном репертуаре, на такой талантливой музыке, на таком безупречном исполнении.

«Ночь светла, над рекой тихо светит луна и блестит серебром голубая волна…» – и опять голос Захарова уносил многих в романтическую пору юности. А разве можно было слушать безучастно романс «Отцвели уж давно хризантемы в саду»? Захаров исполнял его с надрывом, с тоской…   Но не все же тосковать! Вот вам редкий «романс-шутка, связанный с мужской привязанностью к спиртному» – именно так представил произведение Захаров. «Улица, улица, ты, брат, пьяна!» – доказывал пьяница, у которого перед глазами качаются фонари. А потом ухнуло «Вдоль по Питерской!». «Ну, поцелуй, ну, поцелуй!» – требовал кум у кумы, и тут вмешался сам Захаров, обращаясь к концертмейстеру: «Да, Сашенька, похоже, уедем мы с тобой отсюда нецелованными». Но кум все-таки довел свою партию до конца.

Легко взял в плен

Второе отделение концерта посвящалось светлой памяти Муслима Магомаева, о котором Захаров сказал: «Он внес необыкновенный стимул в развитие советской эстрады. Сколько Бог нам предаст возможности выступать со сцены, каждый раз мы будем упоминать его имя, чтобы оно не потускнело». В память о Магомаеве были исполнены: «Благодарю тебя…», «Ах, эта свадьба», «Дороги дальней стрела по степи пролегла…». И еще один штрих от Захарова: «В советское время в польском городе Сопот проходил международный песенный фестиваль, было представлено 42 страны. От СССР пел Магомаев. Выплеснулся на сцену в белом костюме. Справа 120 человек оркестра. Польский хор радио и телевидения. Я не предвидел, что Магомаева будет так принимать зарубежная публика. Аплодировали стоя. Долго не отпускали.

Это было так красиво, так трогательно, так велико», – вспоминал певец, родившийся в 1950-м. А потом с долей иронии переключался на действительность: «Наш концерт не очень свойственен теперешней российской эстраде. Поскольку артист сам поет, музыкант сам играет…»

Благодатный дождь из хорошей качественной музыки пролился в этот вечер на Даугавпилс. Музыки, которая в застойные годы надоевших лозунгов прочищала сердца и уши людей, звала любить, верить, созидать. Вспомнилось лермонтовское: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя…»

Прощаясь, Сергей Захаров захотел взять приступом трудное название нашего города, но так и не смог его выговорить правильно, зато его чудный баритон с легкостью пленил всех зрителей, а особенно зрительниц.

Факты биографии

В 1971-м Захарова, тогда студента Гнесинки, заманил к себе в Государственный оркестр Леонид Утесов. Начались вояжи по городам Сибири и Урала. Сергея представляли на гастролях как ученика Утесова – сам маэстро на гастроли в то время уже не выезжал. Во время коротких встреч в Москве Захаров слышал от него одну и ту же фразу: «Не трать время на учебу. Тебе и так рукоплещут!» Через полгода пришло прозрение, захотелось перемен. И Захаров ушел в Ленинградский мюзик-холл. Леонид Осипович был взбешен – Сергей уходил к его главному конкуренту Илье Рахлину.

Летом 1974 года Сергей Захаров одержал сразу две победы на крупнейших европейских конкурсах «Золотой Орфей» и «Сопот-74». Позднее ему были присуждены высшие награды международных конкурсов: в Дрездене и Зеленой Гуре, «Братиславская лира», «Золотой соловей» в Буэнос-Айресе.

А в 1977-м молодой певец исчез с эстрады. И вот почему. Однажды первый секретарь Ленинградского обкома КПСС  Романов пригласил Захарова выступить в его загородной резиденции. Приглашение было передано через его помощника. Ввиду того что у певца на это время уже было запланировано другое выступление, он отказал. Вскоре последовала расплата. После подстроенной драки с администратором Мюзик-холла Захарову присудили год тюрьмы «за прерывание служебной деятельности должностного лица». Теперь вместо творчества он клал кирпич на стройке да старательно клеил коробки для мелков. Но и после выхода на свободу выступать на большой эстраде вчерашнему баловню судьбы было запрещено. В течение пяти последующих лет Магадан, Сахалин, Камчатка…

Во время гастролей в Магадане к нему в гостиничный номер по ночам повадилась большая крыса, целью которой было объедать цветы, подаренные зрителями. Закрадывались мысли о белой горячке. Вечером букет есть – утром нет.  Но Захаров все-таки застукал ее за этим занятием. Пожалев, стал класть розы у отверстия, проделанного животным под столом. Об этом узнал администратор, дырку хорошо заделали. «Я потерял друга…  Иногда слышал, как крыса скребется, хочет добраться до цветов, но ничем не мог ей помочь. Я сам сидел за запертой дверью – надолго выпал из жизни», – признавался певец в одном из интервью. Однако черная полоса заканчивалась, и в один действительно прекрасный день раздался тот телефонный звонок, возвещающий, что певец не забыт. Его приглашали в Ленинград. А все потому, что Романова сменил на посту Лев Зайков. После успешного выступления в Театре оперы и балета певца «реабилитировали», дали квартиру и отправили в турне по капстранам.

Спасло Чудо

Пройдут годы, и наступит момент, когда у Захарова от переутомления остановится сердце. Шесть минут он проведет в состоянии клинической смерти. Спасло чудо. Ближайшая реанимация находилась далеко, но единственная машина с бригадой скорой кардиологической помощи в момент приступа проезжала как раз мимо ворот отеля в Челябинской области. Спустя 5 минут врачи были у его постели. Посещали видения: «В пыли за шкафом я отчетливо видел батарейки от пульта управления телевизором, которые потерял накануне. Один из людей принес черный рогатый прибор, воткнул в розетку и крикнул: «Есть пять киловольт!» Раздался хлопок, точно ударили ладонью по футбольному мячу. В больнице, куда меня привезли, была только одна ампула с веществом, растворяющим тромбы, – и та в запертом сейфе. Ключ хранился у главного кардиолога, который дежурил раз в месяц. К счастью, именно в те сутки. В 10 утра моя кардиограмма пришла в норму». С тех пор певец ценит каждую минуту жизни.

Захаров однолюб. Ему было 14 лет, когда он, отдыхая на пляже, встретился взглядом со своей будущей женой. «Это было как молния, вспышка. Мне очень повезло в жизни. И ей очень повезло. Просто встретились люди, предназначенные друг для друга», – объясняет сегодня. Его внучке 17 лет, а внуку – 11. Оба играют на гитаре. «Вообще у нас японский метод воспитания: никто ничего не навязывает», – говорит талантливый дедушка, чьи лирические песни вошли в золотой фонд советской эстрады.

В творчестве Захарова присутствуют душевность, естественность, человеческая теплота – все то, что во все времена ценилось народом. И, конечно, в его песнях оживает образ России. Тут и «удаль молодецкая», «и девичья краса», и размах души, и сила духа.

Благодатный дождь из хорошей качественной музыки пролился в этот вечер на Даугавпилс. Музыки, которая в застойные годы надоевших лозунгов прочищала сердца  и уши людей, звала любить, верить, созидать.

Жанна Чайкина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *