«КРУГОЗОР» 11-01-2011

 

 

ФЕНОМЕНАЛЬНЫЙ МИСТЕР ИКС

«НИ О ЧЁМ В СВОЕЙ ЖИЗНИ НЕ ЖАЛЕЮ...»

Откровения Сергея Захарова

Совсем недавно, в ноябре минувшего года в Америке завершился большой юбилейный концертный тур Народного артиста России Сергея Захарова. Так певец отметил своё 60-летие.

Его имя хорошо известно уже нескольким поколениям. Сегодняшние бабушки когда-то влюблялись в молодого красавца-певца, папы старались походить на него, а их дети и внуки нынче дарят цветы ему на концертах, которые неизменно проходят при аншлаге.

Внешне певец всегда производит очень благополучное впечатление, его сверкающая улыбка со сцены свидетельствовала о жизнелюбии и оптимизме. А между тем бурная жизнь Захарова вовсе не отличалась легкостью и безоблачностью. Чего только не случилось за долгие годы — тюрьма, наветы, предательства друзей, вынужденное молчание, клиническая смерть...

Зато творческая стезя артиста необычайно ярка и счастлива, поскольку любовь публики остается неизменной на протяжении десятилетий, даже несмотря на длинные перерывы в выступлениях. В некотором роде Захаров подобен мостику, перекинутому в наше время от традиций славных мастеров прошлого.

О творческой миссии исполнителя, перипетиях его жизни, обретениях и потерях мы поговорили с Сергеем Захаровым в Москве.

— Сергей Георгиевич, кого вы считаете вашими учителями? Кто повлиял на формирование и развитие как исполнителя?

— Поначалу я не думал всерьез о музыкальной карьере: рос как все пацаны, играл в футбол, увлекался техникой, даже успешно учился в радиотехническом техникуме города Ленинска на Байконуре. Наверное, все началось с моей любви к радио: с детства слушал много музыки, даже пытался подражать популярным певцам того времени: Георгу Отсу, Борису Гмыре. Потом самостоятельно освоил гитару, баян, играл в ансамбле на танцах, понемногу стал петь… Когда служил в армии, приключились мои первые гастроли. Серьезные учителя появились позже. Маргарита Осиповна Ланда, легендарный преподаватель Гнесинки, и мой ленинградский педагог Юлия Варламовна Лордкипанидзе поставили мне дыхание и голос. А духовные основы исполнительского искусства я жадно перенимал у классиков прошлого и тех, кто еще был рядом. Мне хотелось, чтобы своим вокальным творчеством я продолжал традиции великих Шаляпина, Утесова. Не знаю, насколько мне это удалось. С огромным теплом и благодарностью вспоминаю Георга Отса, свет его души и творчества наполнил всю мою жизнь. Искренне благодарен моему другу и учителю Юрию Гуляеву, руководителю Ленинградского мюзик-холла Илье Рахлину. А вообще мне невероятно повезло, поскольку судьба щедро наградила учителями и наставниками: Василий Соловьев-Седой, Дмитрий Кабалевский, Арно Бабаджанян, Матвей Блантер, Марк Фрадкин, Оскар Фельцман, Муслим Магомаев, Роберт Рождественский, Полад бюль-бюль Оглы, Александра Пахмутова, Евгений Мартынов, Андрей Вознесенский, Вадим Козин и многие-многие другие. И я счастлив, что моя дорога пролегла по галерее столь замечательных имен.

А как ваш непростой жизненный опыт сказался на вашем творчестве?

— Я убежден в том, что исполнительское мастерство — это не только хорошо поставленная техника, но и культурная составляющая. В этом плане перенесенная боль, страдания, эмоции, пропущенные через душу, только обогащают исполнителя. Ведь бывает так, что духовно вокалист не `дотягивает` до произведения, которое исполняет. Чтобы вырасти в исполнительском мастерстве, так мучительно важно многое пережить, осознать, прочувствовать всем сердцем любовь к женщине, к Родине, к Богу, заглянуть в тайник собственной души и сердца, признаться в чем-то таком, от чего бежишь, делая вид, что все нормально, что ты совершенен.

Чем вы объясняете успех ваших последних концертов? Ведь в вашем творческом графике случались долгие перерывы…

— Купить любовь публики невозможно. Наверное, люди устали от музыки, лишенной духовного, эмоционального, чувственного наполнения. Думаю, возник своеобразный вакуум. Поэтому им хочется услышать душевные, объемные по смыслу и содержанию произведения, бессмертные романсы, окунуться в атмосферу эмоций, переживаний, защититься хотя бы так от пороков и зла окружающего мира. Я очень благодарен моему зрителю за любовь. Мы все — одной крови, каждый в аудитории прожил непросто . Артисту нельзя фальшивить — публика это моментально чувствует. На концертах я полностью выкладываюсь, одновременно чувствуя, как зал возвращает мне переданную ему энергию творчества. Мне кажется, зритель снова ищет искренности в исполнении. А еще я рад видеть на концертах все больше молодых лиц. На выступлениях этого года исполняю песни Муслима Магомаева, который, к сожалению, недавно нас покинул. Боже, как радостно и проникновенно их принимает публика!

- Песня — это текст, положенный на музыку, своеобразная лирическая история. Любите ли вы поэзию?

— Невозможно быть настоящим исполнителем и не чувствовать, не любить стихи! Я с огромным вниманием и интересом отношусь к поэзии. Конечно, больше люблю классику — Пушкин, Лермонтов, Блок. Только настоящие, глубокие творения можно исполнить действительно проникновенно! Я рад тому, что сегодня, как мне кажется, снова начинают с вниманием относиться к серьезной поэзии. Я прошел в своей жизни увлечение эстрадной песней, где рифмы — незатейливы. Сейчас я исполняю много романсов, которые, по моему мнению, есть настоящее достояние нашей культуры: сильные глубокие, зачастую мистические стихи и проникновенная музыка. Мне кажется, что этот жанр максимально близок душе русского человека.

Публика знает вас не только, как талантливого певца, но и как незаурядного актера. Интересным ли был для вас опыт съемок в кино?

— Как всегда в моей жизни, все получилось довольно случайно. У режиссера Леонида Квинихидзе, который был завсегдатаем питерского мюзик-холла, где я тогда работал, родилась идея съемок музыкального фильма `Небесные ласточки`. Он пригласил звездный состав актеров: А.Ширвиндт, А.Миронов, Л.Гурченко… Пригласили сниматься и меня. График гастролей на тот момент жестко расписан, сейчас удивляюсь, как я все успевал? Многодневные гастроли в Крыму, ночные съемки, ни сна, ни отдыха. Но я буквально заразился кино, с жадностью впитывал все, чему учили меня режиссер и актеры. Все новое меня вдохновляет! Да и роль предложили отменную, я сразу оценил насколько мы схожи с лейтенантом Фернаном де Шамплатро: оба заводные, свободные, независимые. Сразу после выхода фильма стал пожинать плоды популярности — поклонницы дежурили у подъезда…

- Отчего после столь оглушительного успеха больше не было серьезных крупных ролей?

— Режиссеры, окрыленные успехом `Небесных ласточек` наперебой стали предлагать мне роли а-ля лейтенант де Шамплатро. Не люблю повторять пройденное, всегда иду дальше. К тому же, тогда я уже окончательно осознал, что главное дело моей жизни — музыка. У каждого есть свое дело, свой главный дар, который нужно беречь, развивать. В некотором роде мой вокальный талант принадлежит не только мне, а всем вокруг. В последнее время поступало много предложений сниматься в сериалах. Они не интересны, нет желания сниматься в многосерийных криминальных драмах, мыльных длиннотах. Близится возрастной рубеж, требующий всерьез думать о том, что останется после тебя.

В позапрошлом году увидела свет книга Е.Ерофеевой-Литвинской «Сергей Захаров». Это очень личная, прочувствованная книга, которая раскрывает вас не только как исполнителя, но и как человека. Какова история появления этой книги?

— С автором, замечательной журналисткой, и писательницей, театральным критиком, я знаком уже давно. Так получилось, что наши судьбы многократно пересекались за последние двадцать пять лет: Елена написала много статей о моем творчестве, она знает его едва ли не лучше, чем я сам. Потом родилась идея написания книги. В ней — вся моя жизнь. Автор смогла заглянуть в мои сокровенные уголки, я увидел себя таким, каким и не знал — или боялся узнать. Я старался не лукавить, разговаривая с писательницей, поэтому в книге много острых и болезненных для меня тем, но книга предельно откровенна. Надеюсь, это оценят читатели, которые тоже смогут заглянуть в мою душу…

В том числе и узнать подробнее о вашем тюремном заключении. В свое время эта новость просто потрясла граждан СССР. Как получилось, что вы попали в тюрьму?

— Правду говорит народная мудрость: «от тюрьмы да от сумы не зарекайся». В 1977 году мы давали много концертов, выступали вместе с популярной исполнительницей Людмилой Сенчиной. А за ней пытался ухаживать тогдашний первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Григорий Романов. В его глазах я стал главным соперником на пути к сердцу певицы. Кроме того, я несколько раз отказывался выступать на частных вечеринках для партийных бонз. Все это стало «черной меткой». Окружающие хорошо знали, что я — человек горячий, вспыльчивый. Была спровоцирована драка, после которой я был арестован и загремел за решетку. В те времена это практически на сто процентов означало прерывание творческой карьеры.

Где и каким образом вы отбывали наказание?

— Сначала в Сланцах на «химии» — мешал бетон для строительства домов, потом сидел в знаменитых «Крестах». Это была серьезная школа жизни. После высот успеха я оказался в среде заключенных и понял, что никогда нельзя быть чересчур высокого мнения о своем положении. Я тогда не пел — вместе с другими зэками курил, чифирил, клеил коробочки для мелков. Даже в карцер однажды попал «за самовольное проникновение в служебное помещение» — в библиотеку. Год, который я отсидел, радикально повернул мои взгляды на многие вещи, я узнал, кто мои настоящие друзья, а кто — нет. Я был потрясен тем, сколько у меня преданных поклонников — меня буквально заваливали письмами. В тюрьме невозможно строить из себя звезду, притворяться не тем, кто ты есть. Я осознал, насколько важно оставаться человеком в любых условиях. И это придало мне сил, чтобы не сдаться после освобождения: я верил в то, что смогу вернуться на большую сцену, несмотря на все запреты!

Вы когда-нибудь уставали от собственной популярности? Или всегда принимали ее как должное?

— Сначала она развлекала, затем я гордился собой, а потом возникло раздражение, даже некоторая утомленность. Я не мог нормально пройтись по улицам, зайти в магазин, сходить в театр! Одно дело — творческое общение на концерте, другое — поклонницы, которые всегда мечтают прикоснуться, взять автограф, выразить свои чувства так, что зачастую милицию вызывать приходилось. Я просто потерял возможность нормально жить. И тогда я сорвался. Мне тяжело вспоминать об этом. Признаюсь, было время, когда алкоголь стал моим спасением, `громоотводом` стресса. Говорят, талант не пропьешь. Могу утверждать: это печальная иллюзия. Я прошел долгий путь самообмана, пока не понял, что серьезно болен. Теперь я веду здоровый образ жизни, ежедневно делаю зарядку, занимаюсь на тренажерах, обливаюсь холодной водой. Сказать по правде, только помощь близких, моей семьи и друзей помогла мне остановиться у самой грани…

А что такое — семья известного артиста, отягощенного народным признанием?

— Моя семья — жена Алла, с которой мы неразлучны уже сорок лет, моя дочь Наташа, внуки Стася и Ян. В жизни бывало всякое, однажды мы с Аллой оказались на грани развода, но всякий раз что-то останавливало. Наверно, такова рука провидения. Когда мы познакомились, мне было 14 лет. Я был трудным подростком, потом стал трудным мужем. Впрочем, и в семейных отношениях я многому научился, стал более терпимым. С годами я все больше понимаю ценность семьи, стараюсь оберегать и хранить ее. У нас с женой общие взгляды, мы одинаково смотрим на мир, но что самое главное — она мой друг. Мне удалось, наконец, осуществить мечту детства — я для всех нас построил в сосновом лесу, просторный уютный дом с прудом и маленьким водопадом. Это важно, когда у артиста, который вечно на гастролях, есть тихая гавань. Алла занимается домом, куда с удовольствием приезжают дочь, внуки. Мне очень нравится жить вдали от суеты, простой естественной жизнью. Город душит отрицательными эмоциями, а природа животворит и помогает восстановить силы. Перед домом — великолепный фруктовый сад, есть небольшой огородик, поэтому на столе — всегда свежая зелень…

Какую кухню вы предпочитаете?

— Здоровую! В моем рационе преимущественно овощи и рыба. Очень люблю блюда из тыквы, цветной капусты, кабачков, которые готовит Алла, а также ее каши и фирменные соленья. Раньше был вегетарианцем, но врачи настояли на том, чтобы из мяса я ел хотя бы курицу — приходится слушаться! В любое время года пью свежевыжатые соки. А вот кофе не пью вовсе, без всяких предубеждений, — просто не люблю.

А хобби, увлечения, помогающие расслабиться, отвлечься — каковы они у вас?

— Наверное, самое важное времяпрепровождение последних лет — моя земля. Очень люблю цветы. На клумбах, в палисаднике, в саду они с ранней весны до поздней осени глаз радуют! Сам их высаживаю, поливаю, с восторгом наблюдаю, как ростки превращаются в роскошные бутоны и кисти соцветий. Потом букеты, расставляю по дому. Весь процесс словно медитация. Радуют и успокаивают декоративные рыбки. Наверное, оттого, что в детстве был заядлым рыболовом. А теперь на рыбалку больше не хожу. Зато собираю фигурки слонов. Люблю чтение книг, что уводят от будничной суеты, дарят душе отдых. Люблю дома смотреть хорошие фильмы.

Вы о чем-то сожалеете в своей жизни?

— Мой принцип: не жалеть ни о чем, что бы ни происходило! Пожалуй, единственное, о чем я иногда думаю с грустью — это несостоявшаяся оперная карьера. Мою внучку Стасю я хотел бы видеть на оперной сцене! Но боюсь, что это всего лишь мечта…

Наталья ЛАЙДИНЕН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *