Сергей Захаров. «ПОЗВОЛЬТЕ, Я В ЛЮБВИ ВАМ ОБЪЯСНЮСЬ...»

0_acf95_b13284b_L

0_acf9c_ec329682_L
«Позвольте, я в любви вам объяснюсь…»

Недавно в Няндомском центре культуры и спорта состоялось открытие нового концертного зала.
Во втором отделении торжественного мероприятия пел народный артист России Сергей Захаров
Большой удачей для меня, провинциальной журналистки, стала возможность взять интервью у легенды советской и российской эстрады.
ще будучи маленькой девочкой, увидела Захарова впервые по телевизору. Красивый, высокий дядя в белом фраке с красной бабочкой произвёл тогда на меня пятилетнюю неизгладимое впечатление. Школьницей я посмотрела музыкальную комедию Леонида Квинихидзе «Небесные ласточки», где Сергей Георгиевич сыграл одну из главных ролей — бравого лейтенанта Фернана Шамплатрэ. И вот вживую увидеть его, да еще и пообщаться, это казалось невероятным!
Карьера Захарова развивалась быстро, слава певца была поистине всенародной. В 1974 году он становится лауреатом Международного конкурса «Золотой Орфей» в Болгарии, затем был «Сопот», где он также стал лауреатом. Позже ему присуждены еще несколько высших наград международных конкурсов: в Дрездене и Зеленой Гуре, «Брати-славская лира» в Чехо-словакии, «Золотой соловей» в Буэнос-Айресе. Но стремительный взлет оборвался в 1977 году, когда 27-летний певец превратился в заключенного ленинградских «Крестов»: ему дали год из-за обычной бытовой драки. Не сломаться тогда помогла вера в себя и любимая семья – жена Алла и дочь Наталья.
Певец вернулся в Ленинградский мюзик-холл, с сольными концертами стал выступать на лучших концертных площадках страны — в Колонном зале Дома Союзов и в ГЦКЗ «Россия», были записи на телевидении. Затем наступили 90-е годы, менялись культурные и общественные реалии, появились новые «звезды», но у Сергея Георгиевича остались истинные поклонники его певческого таланта.
В 1988 году ему присвоено звание заслуженного артиста России, а в 1996 году – звание народного. Он награжден Российским орденом Дружбы и Международным орденом «За приумножение добра на земле». Международный орден учрежден в 1996 году и практически сразу же внесен в реестр наград ЮНЕСКО. Он выполнен из золота, серебра и бриллиантов, и им отмечены около сотни человек из 25 стран мира. В их числе – Папа Римский, лауреат Нобелевской премии мать Тереза, американская астронавтка Калпана Чавла, хирург Кристиан Барнард, национальный герой Японии Такао Дои, и россияне – Елена Образцова и Сергей Захаров.
На концерт в ЦКС пришли те, кто хотел услышать его уникальный голос — красивейший баритон, увидеть классическую манеру исполнения музыкальных произведений.
В Центре певца встречали за полтора часа до выступления. Сотрудники вместе с заместителем директора ЦКС Зинаидой Шиловой заметно нервничали. А как же, звезда такой величины! И вот входная дверь открылась, и на пороге появился высокий мужчина в длинном черном пальто и джинсовом костюме. Поприветствовав всех, Сергей Георгиевич быстрым шагом направился в костюмерную и перед концертом попросил принести ему зеленый чай.
Я тоже нервничала, не верилось, что Захаров согласится на интервью. К тому же концертный директор сказал, что оно вряд ли состоится, мол, не любит певец давать интервью, и так давно уже всё сказано-пересказано… Но, видимо, моё огромное желание и оброненная фраза: «Мы не «желтая пресса», сыграли свою роль. Тем не менее Сергей Георгиевич сначала позволил присутствовать на репетиции, фотографировать (в течение получаса он проверял акустику зала, как звучит голос, слышно ли будет его зрителям) и, убедившись, что все в порядке, согласился побеседовать с корреспондентом.
Несмотря на свои 63 года, он по-прежнему строен, подтянут и очень красив. А когда видишь его фирменную белозубую улыбку, то сразу попадаешь под его обаяние.
— Сергей Георгиевич, после ухода из жизни Муслима Магомаева все больше и больше певцов стали исполнять песни из его репертуара, вот и Ваши выступления не обходятся без его песен.
— У меня не много песен из его репертуара. В основном те, которые одновременно были даны композитором Арно Бабаджаняном мне и Муслиму. Он имел необычайную популярность, и его исполнение, безусловно, более талантливое, чем любого другого певца. А то, что сейчас вновь вспомнили творчество Магомаева, я только рад этому. Люблю этого человека, мы очень давно дружим. Да-да, не удивляйтесь, он для меня навсегда останется в настоящем времени.
— Но все же, для чего певцы берут его песни? На них легче продемонстрировать свои вокальные способности?
— Не знаю насчет вокальных способностей, здесь мне трудно сказать. Многие просто прячутся за репертуар Муслима. Легче всего взять и спеть популярную песню. Для меня это прежде всего дань памяти Арно Бабаджаняну, который писал очень талантливые песни. В мои концерты включены буквально две-три из репертуара Муслима.
— После фильма «Небесные ласточки» Вам предлагали еще роли в кино?
— Этот вопрос часто мне задают. Смысл какой? Сколько бы не снимался мой друг Миша Боярский, все равно для зрителей он будет д’Артаньяном. Как и Ия Нинидзе, моя партнерша по фильму: для всех она останется Денизой — «небесной ласточкой». Фильм хороший, чудный. Зачем пробовать что-то другое?
— Вы впервые на Севере?
— Да что Вы! В Архангельской области бывал, по крайней мере, раз пятнадцать!
— Вы знали, что есть такой город Няндома?
— Ну, конечно, знал, я с географией дружу.
— Расскажите немного о семье.
— Ну что Вам рассказать? Внучка и внук у меня уже большие, у них своя жизнь. Внучка Станислава учится в аспирантуре в Санкт-Петербурге, внук Ян школу заканчивает. Жена работает, как и все жены, в поте лица на даче и дома. А моя жизнь протекает в основном на гастролях.
— Много гастролируете?
— Пока приходится.
— У Вас на концертах всегда живой звук?
— Всегда. Пою без фонограммы.
— Вам предлагают участвовать в жюри музыкальных конкурсов, и можете ли Вы выделить кого-нибудь из молодых исполнителей?
— Я не слежу за исполнителями по одной причине — мне это малоинтересно. Один раз меня пригласили в жюри, я выделил одну девушку из Татарстана (не буду называть имя), она сейчас известная певица. Ну а певца, который бы меня вдохновил, пока нет…
— Я заметила, как Вы ответственно готовились к концерту. И так всегда?
— В репертуаре у меня есть песни, которые поются шепотом, и чтобы не нарушить общее строение произведения, музыку и текст, мне необходим микрофон. Я беру на гастроли свой. На концерте увидите и услышите. Мне важно, как мой голос будет слышен, смогу ли я донести песню до зрителя. Поэтому перед концертом распеваюсь.
— У Вас есть любимый романс?
— Да, «Отцвели уж давно хризантемы в саду», исполняю его почти на каждом концерте.
— Вы принадлежите к поколению моих родителей, узнав, что я пойду на Ваш концерт, они сказали, что я не пожалею: «Услышишь, как поют настоящие артисты».
— Да, я пою для тех, кому близко мое творчество. Рад, что все возвращается на круги своя, что возрождается духовность. Ведь хорошая музыка вечна…
— Сергей Георгиевич, что Вы пожелаете читателям «Авангарда»?
— Я всегда желаю одного — любви. Потому что, если будет любовь — настоящая, искренняя, то будет и здоровье, и счастье, и хорошее настроение.
До начала концерта оставалось совсем немного времени, дав автограф и сфотографировавшись на память, певец поспешил за кулисы.
Для того чтобы по-настоящему оценить творчество Сергея Захарова, нужно обязательно сходить на его концерт. На сцене он ведет живой диалог со зрителями, умеет устанавливать с ними контакт, удерживать внимание публики.
В тот вечер звучали известные русские романсы: «Зачем я с вами в этот вечер?», «Милая, ты услышь меня», «Живет моя отрада», «Очи черные», а также популярные шлягеры прошлых лет. Все они тепло и бурными аплодисментами принимались публикой.
В память о своем друге Муслиме Магомаеве Сергей Захаров исполнил песни «Благодарю тебя» и «Чертово колесо».
— С помощью этого человека многие артисты появились на сцене, включая и вашего покорного слугу, — сказал Сергей Георгиевич. — Это была необыкновенная эпоха — эпоха замечательного певца. Мы все с замиранием сердца ждали его появления на экране телевизора, записей на радио, пластинок. Я и мой аккомпаниатор Александр Каган дали обещание, что, пока будем выходить на сцену, на наших концертах будут звучать песни великого Муслима.
Захаров представил публике своего аккомпаниатора, вместе с которым проводит концерты уже больше 20 лет, за-служенного артиста России, лауреата международных конкурсов, известного петербургского пианиста-виртуоза Александра Кагана. В перерывах между выступлениями знаменитого баритона Александр Григорьевич радовал зрителей импровизациями на тему известных произведений и мелодий из кинофильмов: «Шербурские зонтики», «Мужчина и женщина», «Семнадцать мгновений весны», «Мой ласковый и нежный зверь» и др. Творческий тандем Сергея Захарова и Александра Кагана снискал заслуженный успех и в России, и за ее пределами. «Это не совсем свойственно нашей эстраде, — заметил певец. — Когда и артист сам поет, и музыкант сам играет».
Закончил свое выступление Сергей Захаров, спев акапелла: «Сегодня я нисколько не боюсь с XX веком мысленно расстаться. Позвольте, я в любви вам объяснюсь высоким слогом русского романса… Я вас люблю, я думаю о вас и сохраню навеки ваше имя — необыкновенная публика из города со сложным названием Няндома. Спасибо!»
Зал долго аплодировал любимому артисту, зрители просили спеть арию Мистера Икса. Но Сергей Захаров лишь еще раз простился, и занавес опустился. А зрители выходили из зала и благодарили певца за возможность, как выразился сам Сергей Георгиевич, «окунуться в ту эпоху, когда умели писать песни и умели их петь».

09-11-2013 Анна Гусельникова. Авангард №88 от 9 ноября 2013 года.
Назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *